Фото: Александр Манзюк / ТАСС

Генеральный директор «Российского экологического оператора» (РЭО, куратор мусорной реформы) Денис Буцаев в интервью РБК заявил об отсутствии риска массовых банкротств региональных операторов по вывозу твердых коммунальных отходов.

«Такой риск исключен в настоящий момент из той зоны, которую мы называли непрогнозируемой», — отметил он.

По словам Буцаева, в 2019 году в РЭО не понимали, что может привести к банкротству операторов и количество таких рисков было «достаточно большим». Низкая собираемость платежей, низкий охват услугой, невозможность работать с определенными территориями в силу того, что отсутствует инфраструктура (как минимум контейнерные площадки и баки), достаточно большой уровень первоначальных затрат, который региональные операторы должны были сделать, и фактическое отсутствие кредитных денег, перечисляет топ-менеджер. «Эти причины в комплексе создавали картину хаоса», — заключает он.

С начала зимы 2019 года до осени 2020 года существовала угроза банкротства сразу нескольких операторов в десятках регионов России. Так, в декабре 2019 года занимавший тогда должность министра природных ресурсов Дмитрий Кобылкин назвал ситуацию с положением компаний в ряде регионов критической и потребовал от местных властей принять меры для стабилизации ситуации в отрасли и не допустить банкротств.

В феврале 2020 года в зоне риска банкротства находилось 10% таких компаний (около 20 предприятий). Летом правительство выделило из федерального бюджета 8,9 млрд руб. на покрытие кассовых разрывов.

К сентябрю 2020 года риск приостановки работы наблюдался у девяти операторов в пяти регионах: Дагестане, Вологодской и Челябинской областях, а также в Башкирии и Чувашии, сообщал представитель РЭО. В октябре 2020 года началась первая в России процедура банкротства регионального оператора «Аквалайн», работающего в Вологодской области.

Сейчас индивидуальные случаи банкротства возможны, когда в отдельно взятом регионе оператор неправильно построил политику, связанную с организацией вывоза и сортировкой, что привело к превышению его себестоимости услуг над возможностью получения дохода, говорит Буцаев. «Сейчас мы не видим существенных системных рисков для отрасли», — заключил он.