Ряд мировых компаний-«суперзвезд» в пандемию смогли перейти на новые бизнес-модели. Если их примеру последуют другие, глобальная производительность труда может расти вдвое быстрее, чем после кризиса 2008 года, считают в McKinsey

Фото: Lucas Jackson / Reuters

Некоторые крупные компании в мире выбрали смелую стратегию во время пандемического кризиса — перешли на онлайн-каналы продаж, автоматизировали производство, увеличили эффективность и ускорили процессы принятия решений, пишет McKinsey Global Institute (MGI) в новом исследовании «Вернутся ли производительность и рост после кризиса COVID-19?» (есть у РБК). Если такое корпоративное поведение станет нормой, а спрос будет устойчивым, годовой рост производительности труда в мире может ускориться примерно на 1 процентный пункт в период до 2024 года, считает MGI — исследовательское подразделение консалтинговой компании McKinsey & Company.

По оценкам его аналитиков, в результате рост производительности после пандемии может оказаться в два раза быстрее, чем после глобального финансового кризиса 2008–2009 годов. Самый большой потенциал роста продуктивности McKinsey отмечает для секторов здравоохранения, строительства, информационно-коммуникационных технологий (ИКТ) и розничных продаж. Но для реализации такого сценария рост производительности должен быть достаточно широким, чтобы охватывать все сектора. Если прирост эффективности будет сконцентрирован только в ведущих отраслях и фирмах-«суперзвездах», разрыв между ними и отстающими может увеличиться, что приведет к росту неравенства в личных доходах и безработицы, предупреждает MGI.

Дополнительный прирост производительности труда на 1 п.п. в год (в период до 2024 года) будет равнозначен, например, увеличению ВВП на душу населения Испании на $1500 за этот период или подушевого ВВП США на $3500, отмечает McKinsey. Производительность труда для целей исследования MGI определяется как валовая добавленная стоимость, деленная на количество отработанных часов. Авторы оценивают, как цифровизация, автоматизация, инновационные методы работы, инвестиции в человеческий и физический капитал, адаптивность могут повлиять на производительность фирм.

Опыт пандемии, в частности, удаленную работу, следует учесть и трансформировать в технологии повышения производительности труда, заявлял в ноябре прошлого года министр экономического развития Максим Решетников. По прогнозам НИУ ВШЭ, около половины прироста ВВП России в период до 2030 года может быть достигнуто за счет внедрения цифровых технологий.

Перспективы для России

Структурно коронавирус дал толчок к повышению производительности труда в России, отмечает руководитель направления реального сектора Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП) Владимир Сальников. «У нас ведь перестали производиться услуги, а там производительность значительно ниже. А промышленный сектор в принципе должен был не особо дать снижение производительности, кроме как по нефти — из-за искусственных ограничений», — пояснил он РБК.

Сальников подчеркнул, что шок вируса в разных секторах экономики влиял на производительность по-разному. Там, где он ускорил цифровизацию, расширил возможности удаленной работы, производительность труда повысилась. Однако, даже если пандемия и дала толчок для цифровизации процессов, это вовсе не означает, что производительность сразу выросла. «Непосредственно шоковое воздействие могло из-за высоких издержек и быстрой перестройки обусловить то, что по итогам прошлого года мы увидим снижение производительности», — отметил эксперт.

Эксперт ЦМАКП видит предпосылки для восстановления роста производительности труда: особенно быстрый рост может быть в сферах, где высок уровень цифровизации. При быстром же росте производительности может расти и безработица за счет высвобождения работников. «Должны быть мощные механизмы по трудоустройству этих высвобождающихся. Иначе, при прочих равных, рост производительности ведет к тому, что появляется больше безработных и совокупный интегральный позитивный эффект съедается», — подчеркнул экономист.

В 2014–2016 годах заметную отрицательную роль сыграли шок валютного курса и разнообразные результаты санкций — в смысле уровней производительности в среднем по экономике тот шок еще не преодолен полностью, сказал заместитель директора группы суверенных рейтингов и макроэкономического анализа АКРА Дмитрий Куликов. 2020 год и новые режимы работы также должны были отразиться в среднем по экономике отрицательно, но количественная оценка пока затруднена. «На качественном уровне мы ожидаем, что шок производительности, вызванный пандемией, будет меньшим по величине и менее долгосрочным, будет преодолен быстрее предыдущего. Основные компоненты шока: соблюдение усиленных санитарных норм, переход некоторых профессий на удаленный режим работы, в том числе части образования (что может отразиться на уровнях человеческого капитала в более отдаленном будущем), вынужденные перетоки рабочей силы между отраслями, неминуемо связанные с временным снижением эффективности труда», — рассуждает Куликов.

«Кризисные условия ведения бизнеса, возникшие в результаты пандемии, подтвердили необходимость уделять особое внимание собственной эффективности. Предприятиям пришлось быстро перестраиваться, избавляться от неэффективных громоздких процессов, внедрять новые, современные решения. Инструменты бережливого производства, лежащие в основе национального проекта «Производительность труда», стали особенно востребованными в этот период», — прокомментировали РБК в Минэкономразвития.

Несмотря на сложную экономическую ситуацию в стране, все больше предприятий вступают в нацпроект — сейчас их уже более 2400, отметили в министерстве. До конца 2021 года в рамках нацпроекта планируется запуск первых платформенных решений цифровой экосистемы, которые позволят повышать производительность труда за счет внедрения цифровых сервисов. «Учитывая тот факт, что методика расчета производительности труда Минэкономразвития России для предприятий — участников нацпроекта рассчитывается на основании данных налоговой отчетности, показатель за 2020 год будет известен в четвертом квартале 2021 года. Аналогичный показатель за 2019 год составил 105,2% (при плановом значении 101,4%)», — указали в пресс-службе Минэкономразвития.