«Мозговой центр» Минэкономразвития в сфере глобальной торговли впервые утвердил стратегию. Документ учтет риски для России от климатической повестки ЕС и не исключает создание «резервной системы» торговых правил из-за кризиса ВТО

Фото: Кирилл Кухмарь / ТАСС

Наблюдательный совет автономной некоммерческой организации «Центр экспертизы по вопросам Всемирной торговой организации» (учреждена Минэкономразвития, Сбербанком и НИУ ВШЭ в 2014 году по распоряжению правительства) впервые утвердил стратегию центра, сообщили РБК в Минэкономразвития. Одобренный 1 апреля документ постулирует кризис международной системы торговых отношений и необходимость российского ответа на технологическую модернизацию западных экономик.

В стратегии до 2025 года (документ есть у РБК) ставится задача разработки «концептуальных элементов» будущей многосторонней повестки торговых переговоров, поскольку реформа ВТО видится неизбежной. Допускается возможность, что до потенциального появления новых глобальных торговых правил текущий кризис ВТО углубится, что потребует от России проектирования «резервной системы» обеспечения благоприятных условий торговли — по сути, альтернативных временных правил.

Центр экспертизы ВТО — это своего рода think tank («мозговой центр») в системе Минэкономразвития. В его наблюдательный совет входят министр экономики Максим Решетников и директор департамента торговых переговоров Минэкономразвития Екатерина Майорова, а со стороны соучредителей — ректор ВШЭ Ярослав Кузьминов и президент Сбербанка Герман Греф. Хотя в штате центра работают только 12 человек, сам он заявляет, что выполняет важную роль по юридическому консалтингу для государства и бизнеса в сфере норм и правил ВТО, куда Россия вступила в 2012 году. Центр обеспечивает «максимальную независимость России от зарубежного юридического консалтинга» в этой специфической области, утверждает Минэкономразвития. Принятый стратегический документ формально не является правовым актом российского органа власти, но будет использован при выработке политики по вопросам повестки ВТО, указали в министерстве.

Ответ «зеленому» курсу Евросоюза

Новая стратегия центра учитывает такой актуальный вызов, как климатическая повестка зарубежных стран, которая несет риски для российской экономики, заявили РБК в Минэкономразвития. В настоящее время Центр экспертизы ВТО готовит предложения в отношении так называемой зеленой сделки Евросоюза и климатической политики других стран, уточняет представитель центра. По мнению организации, крупные экономики, включая ЕС, намерены использовать борьбу с изменениями климата как предлог для масштабной технологической перестройки экономики. Еврокомиссия презентовала план «зеленого пакта» (Green deal) в конце 2019 года, цель — к 2050 году достичь полной углеродной нейтральности (равенства вредных выбросов, выделяемых в атмосферу и извлекаемых оттуда).

Потенциально «зеленый» курс ЕС приведет к сокращению спроса на традиционные товары российского экспорта, главным образом ископаемые энергоресурсы, говорит представитель Центра экспертизы ВТО. В 2020 году страны Евросоюза импортировали из России нефть, нефтепродукты и природный газ на €60 млрд (63% в общем товарном импорте ЕС из России, €95,3 млрд), следует из данных Еврокомиссии, при том что поставки сильно упали из-за пандемии и снижения цен на нефть и газ. Частью «зеленых» инициатив ЕС является введение трансграничного углеродного налога — пошлины на импортируемые товары с большим углеродным следом. Этот налог может обойтись российским поставщикам в €33 млрд в 2025–2030 годах в базовом сценарии, оценивали эксперты KPMG.

«Некоторые инструменты, которые могут быть использованы Евросоюзом, сомнительны с точки зрения правил ВТО. В этом контексте ВТО становится для России действенным рычагом, который позволит влиять на параметры и темпы европейского «зеленого» курса. Минэкономразвития России сейчас ведет активную работу в этом направлении», — говорит представитель Центра экспертизы ВТО. Страны — участницы ВТО запрашивали у Евросоюза гарантии, что возможный углеродный налог будет совместим с правилами ВТО, сообщала организация в ноябре 2020 года. В марте 2021 года Европарламент принял резолюцию, призывающую к тому, чтобы предложенный механизм не противоречил нормам ВТО.

Россия будет стараться обеспечить продолжение экспорта в Европу энергоносителей, «хотя озабоченность будет нарастать в связи с тем, что нужно какие-то альтернативы искать», считает директор Института торговой политики ВШЭ Александр Данильцев (участвовал в разработке стратегии Центра ВТО). Российские власти «будут стараться, чтобы наиболее мягко перейти в новое качество, обеспечить плавный переход в новую реальность», поскольку нужно время для адаптации, сказал РБК эксперт.

Россия и сама официально признала опасность глобальных изменений климата, ратифицировав Парижское соглашение по климату, а Минэкономразвития разработало критерии для отнесения промышленных проектов к «зеленым». Однако позиция России в этом вопросе остается неоднозначной, заявил РБК независимый аналитик в области политических рисков и энергетики, главный редактор блога OGs and OFZs Ник Трикетт. По существу, в рамках Парижского соглашения Москва использовала в качестве базовых советские уровни вредных эмиссий от 1990 года (относительно которых снижение произошло естественным путем), указывает он.

Действительно, ЕС хочет создать конкурентные преимущества для собственных производителей через введение углеродного налога, говорит Трикетт. «Нет 100-процентной гарантии, что этот механизм будет введен, но, учитывая давление внутри ЕС и политические приоритеты, вероятно, что инструмент будет внедрен к 2023 году, как и планируется сейчас», — сказал аналитик.

Приоритетные направления

Стратегия Центра ВТО выделяет следующие приоритетные направления:

  • урегулирование торговых споров (в настоящее время Россия является заявителем в восьми торговых спорах в ВТО и ответчиком — в девяти; в Минэкономразвития утверждают, что во всех спорах, в которых Россия прибегала к услугам Центра экспертизы, решения были вынесены в ее пользу, а предотвращенный ущерб российской экономике и экспортерам составил $2 млрд);
  • разработка новых правил международной торговли;
  • торговая и политическая поддержка перспективных секторов российской экономики (включая сельское хозяйство);
  • продвижение международных интересов России в случае углубления кризиса ВТО.

Запрос на реформу ВТО

В стратегии Центра экспертизы написано, что ряд инструментов ВТО применяется неэффективно (большинство их было сформировано 70 лет назад), Китай, США и другие страны злоупотребляют правом в политических целях или целях поддержки своих экономик и в условиях экономических санкций со стороны ЕС и США и неурегулированных проблем ВТО «материальные потери для России могут существенно возрасти».

ВТО сейчас находится в некотором кризисе, фундаментальная основа которого — противоречия между развитыми и развивающимися странами, между Китаем и США, Китаем и Евросоюзом, Индией и Евросоюзом, сказал РБК директор Института международной экономики и финансов ВАВТ Минэкономразвития Александр Кнобель. Кризис, по его словам, выражается в отсутствии прогресса в многосторонних переговорах и парализации работы механизма по разрешению споров. «Уже больше года орган по решению споров — апелляционная инстанция ВТО — не работает, потому что США под разными предлогами не согласовывают туда судей», — пояснил он.

Но, по мнению Кнобеля, под реформой ВТО следует понимать все же не глобальную перестройку, а настройку на движение в изначально запланированном направлении. «Стоит отметить, что пока ВТО все-таки выполняет свою задачу, несмотря на некоторые проблемы. Страны в основном соблюдают принципы режима наибольшего благоприятствования, равного доступа конкурентов из третьих стран на рынки, не злоупотребляют сильно тем обстоятельством, что работа органа по решению спора сейчас не активна», — отметил он.

Чтобы снизить риски неконкурентоспособности и технологической изоляции, России нужно через многосторонние переговоры обеспечить недискриминационный доступ к технологиям, ограничить технологическую монополию корпораций, следует из стратегии. «Доступ к технологиям не регулируется многосторонними соглашениями, что вызывает у правообладателей дополнительный соблазн для его монополизации с целью извлечения дополнительной прибыли и укрепления технологического лидерства», — указано в документе. При этом в мире «доминируют американские технологические компании (европейские имеют незначительную долю на мировом рынке), и они обеспокоены конкуренцией с китайскими фирмами, у которых есть преференциальный доступ к огромному китайскому рынку», говорит Трикетт.

Другая проблема — правила для транснациональных компаний, на долю которых сейчас приходится половина мирового экспорта. «Фактически так получается, что они предоставлены сами себе», — объясняет Данильцев. «Еще в 1960-е годы пытались в рамках ООН создать правила поведения транснациональных компаний, был так называемый кодекс поведения транснациональных компаний. Он был добровольный, больше ничего такого и не делалось», — сказал он.

По его словам, получается дисбаланс: правила ВТО предусматривают некоторые ограничения в отношении государственных компаний, а с частными компаниями, если они захватили рынок и монополизировали, ничего сделать нельзя. «Если на уровне национальных экономик сильно развито антимонопольное регулирование, то на международном уровне ничего такого нет», — констатирует эксперт.

Аргумент России о «материальных потерях» — это преувеличение и прикрытие для отвода глаз, считает Трикетт. «Российская экономика находится в стагнации уже восемь лет, а политика импортозамещения во многом сама противоречит принципам или требованиям ВТО. На мой взгляд, Россия не готова к тому, куда движется глобальная торговля, и теряет время из-за всех тех торговых искажений, которые она сама ввела после 2014 года», — резюмирует эксперт.