«Встреча с Рахмоном планировалась до того, как между Таджикистаном и Киргизией начались боевые действия, – заявил «МК» эксперт по странам Центральной Азии Аркадий Дубнов. – Это согласовывалось в рамках переговоров по военно-техническому сотрудничеству Москвы и Душанбе на фоне так называемых «афганских угроз». Видимо, ожидается серьезное усиление военного присутствия в Таджикистане, и Рахмон в этом заинтересован не меньше, чем Москва. В том числе, это связано с неизбежным транзитом власти в республике. В связи с этим договоренности нужно обсудить на самом высоком уровне.

Ну а приурочат переговоры к 9 мая. Соответственно, Рахмон стал готовиться к поездке задолго до того, как объявил об этом: начал проходить карантин и так далее. В свою очередь президент Киргизии Садыр Жапаров уже не успеет пройти через эти процедуры, даже если ему очень захочется».

«Я полностью исключаю появление в регионе российских миротворцев, – говорит Дубнов. – Прежде всего, их просто негде разместить, потому что границы или какой-то другой линии разграничения там не существует. А политическое посредничество возможно.

Напомню, гражданская война в Таджикистане завершилась благодаря дипломатическим усилиям России и Ирана. При этом Москва серьезно давила на Рахмона, которого тогда звали Рахмонов, а Тегеран – на оппозицию. Кроме того, в мае должна состояться встреча президента Казахстана Касым-Жомарта Токаева с Рахмоном, которая, видимо, должна совпасть с визитом Жапарова. Ну и президент Узбекистана Шавкат Мирзиеев сыграет очень серьезную посредническую роль».

Тем временем Садыр Жапаров пообещал, что до конца 2021 года будут решены все проблемы с границей. До 9 мая собираются договориться по 112 километрам. При этом общая протяженность границы между двумя государствами составляет 984 километра, их которых установлены только около половины. Наиболее остро стоит вопрос в Лейлекском районе Баткенской области Киргизии, где несколько сел по картам Яндекса являются частью Киргизии, а по картам Google – частью Таджикистана, и в районе таджикистанского анклава Ворух на территории той же Баткенской области.

С 28 апреля по 1 мая там шли ожесточенные бои, жертвами которых стали несколько десятков человек, несколько сотен получили ранения. При этом села в Лейлекском районе были практически полностью уничтожены, но Жапаров уже подписал указ об их восстановлении.

Дубнов не верит, что за год Жапаров сможет урегулировать территориальный конфликт с Таджикистаном: «Это от желания прослыть главным решалой Центральной Азии, ранее в том же ключе говорил глава ГКНБ Камчыбек Ташиев, который наговорил столько, что это серьезно навредило… Сегодня нужно думать о том, как заморозить ситуацию и гарантировать безопасность в регионе. В частности, нужно прекратить высылку киргизов в местах их компактного проживания в Таджикистане, потому что в ответ могут начаться такие же действия в Киргизии»

Ранее киргизские СМИ сообщили, что власти Таджикистана ловят местных киргизов с двойным гражданством и принуждают их либо отказаться от киргизского паспорта, либо, если они не хотят этого делать, выехать из страны. В МИД Киргизии подтвердили такие случаи, однако в МВД Таджикистана это опровергают.

Киргизский политолог Денис Бердаков более оптимистичен на счет скорого урегулирования конфликта. «Во-первых, в Бишкеке не переживают насчет приезда Рахмона в Москву, потому что отношения между Россией и Киргизией намного ближе, чем у России и Таджикистана. Мы состоим не только в ОДКБ, но и в ЕАЭС, президенты даже совместно предприятия запускают.

Во-вторых, сейчас Рахмон будет пытаться заручиться российской поддержкой, чтобы оправдать свою агрессию, потому что он понимает, что может напороться на очень серьезные международные иски. Причем дело не в том, кто на кого напал, потому что конфликт сложный, долгий и каждого в нем своя позиция.

Есть три эпизода: минометный обстрел мирных населенных пунктов, расстрел «скорой помощи» и гибель девочки. Каждый из них нарушает Женевскую конвенцию, – заявил «МК» Бердаков. – Но Киргизия может отказаться от международных исков, если Таджикистан согласится пойти на компромисс. Бишкек понимает, что для выхода из экономического кризиса нужно, в том числе нужно установить государственные границы. Тогда в страну пойдут крупные инвестиции, в том числе начнется строительство киргизско-китайской железной дороги, а это миллиарды долларов.

Например, Бишкек согласен на следующий компромисс: водозабор является киргизским, но пользуются им совместно, а дорога от Исфара до Воруха открывается для свободного проезда для местных граждан Таджикистана».

Политолог из Душанбе Парвиз Мулоджанов в разговоре с корреспондентом «МК» тоже согласился, что за год возможно договориться, и даже описал схему: «У Киргизии и Таджикистана просто нет иного выхода, кроме как договариваться. Было бы хорошо, чтобы Жапаров и Рахмон сначала встретились в Москве с Путиным, потому что для обеих сторон позиция России очень важна. Там же они обсудят то, в какой степени Россия будет вовлечена в урегулирование конфликта. Затем они встретятся с Токаевым, куда придут уже с отработанной повесткой.

Для Таджикистана важно решить вопрос доступа к Воруху. Кроме того, остро стоит вопрос строительства нескольких водохранилищ, из-за которых Таджикистану может не хватить воды. При этом есть проблема земель, которые фактически находятся под контролем киргизских пограничников, хотя демаркацией и делимитацией границы там никто не занимался. Особенно остро эта проблема стоит вокруг анклава Ворух».