Фото: телеграм-канал «подъем»

Как известно всем, кто учил в школе историю и у кого эти уроки не окончательно выветрились из головы, во Второй мировой войне Венгрия воевала на стороне гитлеровской Германии. Причем была, пожалуй, самым верным, самым преданным союзником фюрера. Уже и Италия, и Румыния, и Финляндия отпали, а венгерское солдаты всё сражались плечом к плечу с воинством агонизирующего рейха. Сражались до самого конца.

Собственно, благодаря этому обстоятельству венгры и очутились в Оренбуржье. А именно — в городе Орске, где в годы войны действовал лагерь для плененных Красной Армией солдат противника. Всего, для справки, в плен попало более полумиллиона венгерских военнослужащих, в том числе 49 генералов и 16 тысяч офицеров. Умерло в плену 55 тысяч. Отсюда и массовые захоронения.

Некоторое время назад в поселке Мостострой (район Орска) потомками венгров, окончивших здесь свои дни, был на их могиле установлен памятный знак — в виде камня с надписью по-венгерски и по-русски: «В память о венгерских военнопленных, погибших во Второй мировой войне».

Согласно первоначальному заявлению, озвученному якобы руководителем оренбургского регионального отделения «Молодой гвардии» Михаилом Кузнецовым, орские активисты МГЕР «были искренне уверены, что венгерские солдаты были союзниками советских войск». Потом, правда, Кузнецов заявил, что ничего такого не говорил.

Извинившись за «невнимательность» своих подопечных, основную вину за конфуз областной вожак возложил на комитет по делам молодежи администрации Орска, который, мол, был инициатором и координатором акции и «предоставил ребятам четкие адреса возложения».

В общем, кто виноват — ясно. Что делать? Ну, требовать сурового наказания для опростоволосившихся «отцов города» и их «молодой смены», столь же усердной и столь же, по-видимому, безграмотной, наверное, не стоит. Бывает, что и чиновники рангом повыше путаются в истории. Достаточно вспомнить рассказ орловского губернатора Потомского о том, как Иван Грозный с сыном «ехали из Москвы в Петербург».

А уж случаям, когда на плакатах и баннерах, украшающих города и веси страны в День Победы, изображались немецкие солдаты и немецкое оружие, вообще несть числа. Что говорить о провинции, если даже установленный в столице памятник конструктору-оружейнику Михаилу Калашникову первоначально украшал барельеф с силуэтом немецкой штурмовой винтовки StG 44 конструкции Хуго Шмайссера!

В общем, humanum errare est — человеку свойственно ошибаться. Да и в самом факте возложения гвоздик на могилу венгров тоже, если разобраться, ничего особо ужасного нет. Да, не герои, не защитники России. Но ведь тоже по большому счету жертвы войны.

Почему же тем не менее случай привлек такое внимание? Ответ очевиден. Дело в позиции власти, которая, сделав культ Победы частью своей идеологии, взяла на себя роль ревнителя «исторической чистоты». И ведет теперь трудную мировую войну с «фальсификацией истории» Второй мировой, выглядящую зачастую как борьба с не устраивающими власть, ее идеологов трактовками прошлого.

Верно говорит пословица: «Не рой яму другому…» Власть — пусть не федеральная, пусть подножие властного олимпа, в век Интернета это совершенно не важно — в очередной раз угодила в ловушку, которую устраивала для других. И поделом.

Кто требует от других абсолютной чистоты риз, не пропуская и не оставляя без порицания ни малейшего пятнышка, сам должен быть полностью безгрешен. Либо же не корчить из себя святошу.