Марат Хуснуллин на совещании в Кемерове. Источник: сайт правительства РФ

Предложение Марата Шакирзяновича сократить число субъектов Федерации сделало его одним из безусловных героев уходящей информационной недели. «Нам 85 регионов не нужно, — заявил вице-премьер. — У нас есть ряд регионов, которые не в состоянии ничего выполнять. Но это губернаторы, у каждого аппарат, он приходит ко мне на встречу, приходит к президенту, занимает наше время. Поэтому я считаю, что нужно укрупнять регионы».

В качестве наиболее очевидного примера ненужности Хуснуллин привел ЕАО: «Вот я Еврейской автономной областью не хочу заниматься, не хочу с точки зрения трудозатрат». Такие регионы, по мысли чиновника, следует объединять с более крупными соседями: они-то и будут в ответе за этих недорослей.

Потом, правда, Хуснуллин чуть сдал назад: мол, это просто его личное мнение. «Вопрос объединения регионов на площадке правительства РФ не обсуждается и не рассматривается», — уточнил его представитель в ответ на запросы журналистов.

Однако, во-первых, личное мнение вице-премьера, отвечающего в кабинете за региональное развитие, по вопросам, касающимся регионального развития, — это уже не вполне его (а, пожалуй, даже совершенно не его) личное мнение. В таких вопросах господин Хуснуллин, себе, увы, не принадлежит.

Во-вторых, то, что вопрос «не обсуждается и не рассматривается» — не означает, что он не будет обсуждаться и рассматриваться. Примечательно, кстати, что никто в правительстве Хуснуллина не поправил, не сказал, что идея несвоевременна.

Да и пресс-секретарь президента отнесся к ней более чем благосклонно. Главное, мол, чтобы инициатива шла «только снизу». Но когда в нашей благословенной державе делалось что-то вопреки воле народа? Какие реформы ни возьми, все — «по просьбам трудящихся».

Нашлись у Хуснуллина единомышленники и на законодательной ветви власти. «Укрупнение регионов сделает их более самодостаточными в социально-экономическом смысле, — полон энтузиазма депутат Госдумы от «Единой России» Олег Морозов. — Экономятся деньги на управленческий аппарат… Можно проводить более эффективную экономическую политику из федерального центра».

Не стал таить депутат и возможных кандидатов на укрупнение: «Тула, Рязань и Калуга точно могли бы вместе стать мощным экономическим субъектом. Белгородская, Курская, Воронежская, Липецкая и Тамбовская области, Ростовская и Краснодар, Самара, Саратов и Ульяновск…»

Правда, свой «родной Татарстан» — именно его Морозов и представляет в нижней палате — депутат почему-то не хочет ни с кем объединять: «Плохо представляю себе, как субъект Федерации с многовековой историей государственности можно без политических потерь соединить с другими субъектами».

Столь избирательный подход заставляет вспомнить старый анекдот: «Можно ли построить в Армении коммунизм?» — спрашивают Армянское радио. «Можно, — отвечает Армянское радио. — Но лучше в Азербайджане».

Словом, Марат Шакирзянович далеко не одинок в своем желании избавить Россию от лишних регионов, отрывающих занятого вице-премьера и его коллег от более важных дел. Тема, можно не сомневаться, еще получит свое продолжение.

Что было бы вполне логично и с точки зрения нынешней социально-экономической ситуации. Результативность усилий властей на этом направлении сильно напоминает историю, описанную Крыловым в басне про звериный квартет: «Ударили в смычки, дерут, а толку нет».

Даже официальная статистика, к которой редкий эксперт нынче относится с полным доверием, не может скрыть неостановимого снижения уровня жизни россиян. Более того, согласно последним данным Росстата, оно даже ускорилось.

В первом квартале этого года реальные располагаемые доходы населения сократились по сравнению с первым трехмесячьем 2020-го на 3,6 процента. Напомним, за весь прошлый год доходы, по данным статистического ведомства, упали на 3 процента.

Россияне тратят сегодня больше, чем получают: ускорившийся рост цен заставляет население проедать сбережения. В I квартале этого года они уменьшились на 604,3 миллиарда рублей.

Списать этот тренд на одну пандемию не получится: падение продолжается (с кратковременными остановками) восьмой год подряд. Чем дальше, тем яснее становится, что в условиях ужесточающихся санкций, обостряющейся конфронтации с западными «партнерами» ждать обещанных экономических прорывов придется долго. И не факт, что вообще дождемся.

Между тем, времени, как все мы знаем, на раскачку нет. Посему государственная мысль сильно смахивает на муху, отчаянно бьющуюся о стекло. Ударяет то по одному, то по другому месту, стремясь нащупать вожделенный прорыв. Ну, или хотя бы какую-то отдушину.

Теперь вот «муха» зависла над идеей административно-территориального передела страны. Руководствуясь, как нетрудно догадаться, двумя соображениями. Во-первых: а вдруг сработает? А во-вторых: надо же что-то предлагать! «Есть ли у вас план, мистер Фикс? Разумеется, у меня есть план!»

Но если дело пойдет дальше плана, если дойдет до реализации, то результат предсказать несложно. Он будет куда более печальным, чем в басне дедушки Крылова. Не нулевым — «уселись чинно в ряд, а все-таки Квартет нейдет на лад», — а глубоко отрицательным. Передел явится дополнительным фактором дестабилизации.

Достаточно вспомнить, к чему привела прошлогодняя попытка объединить Архангельскую области и Ненецкий автономный округ. Идея «аншлюса» так не понравилась жителям НАО, вызвала такое сопротивление, что власть сочла за благо отступить.

Эхо этой вчистую проигранной федеральным центром битвы докатилось даже до голосования по поправкам к Конституции. Один-единственный регион в России не поддержал предложенные президентом изменения, и этот регион — Ненецкий автономный округ: за — 43,77 процента проголосовавших, против — 55,94.

История вполне может повториться — в тем больших масштабах, чем более грандиозным будет объединительный план. На это недвусмысленно указывает реакция регионов и их московских представителей.

«Весьма неожиданно слышать от высокопоставленного чиновника федерального уровня о нежелании заниматься конкретным регионом, а именно Еврейской автономной областью», — заявил глава ЕАО Ростислав Гольдштейн. Вопрос об объединении регионов, по его словам, вправе ставить лишь сами местные жители.

«Я бы здесь вспомнил давний совет Виктора Черномырдина: «У кого руки чешутся – чешите в другом месте», — комментирует высказывания вице-премьера и его единомышленников депутат Госдумы Геннадий Скляр, представляющий в нижней палате Калужскую область. А еще один думец-регионал, Александр Петров (Свердловская область), и вовсе предложил уволить Хуснуллина за такие разговоры.

Короче говоря, все попытки верхов нащупать какие-то новые, сообразные кризисному моменту методы управления пока что кончаются провалом, и эта, похоже, не исключение. Так что же, выхода нет? Ответ — отрицательный.

Выход прекрасно известен верхам, но по какой-то причине — можно лишь догадываться, по какой — они не решаются открыть спасительную дверцу. Более того, движутся в противоположном направлении. Этот выход блестяще сформулировал в свое время Владимир Путин, отвечая на вопрос, заданный на одной из «прямых линий»: что бы он сделал на месте Михаила Горбачева?

«Нужно было своевременно начинать экономические преобразования и реформы и закрепить их демократическими преобразованиями в стране», — сказал тогда Владимир Владимирович. Следуйте этому мудрому рецепту, господа, — и не будет никаких революций.