Столкновения в Бристоле резко осудила министр внутренних дел Великобритании Прити Пател. События в портовом городе на западе Англии она назвала «неприемлемыми сценами».

«Бандитизм и беспорядки со стороны меньшинства мы никогда не будем терпеть, — написала глава МВД в Twitter. – Наши полицейские подвергают себя опасности, чтобы защитить нас всех».

Прити Пател добавила, что сейчас все ее мысли с офицерами, которые были ранены в ходе столкновений с митингующими. В общей сложности пострадали 20 полицейских. Сообщается, что у одного из них сломаны ребра, у другого — рука.

В воскресенье, 21 марта, сотни людей собрались в районе бристольского колледжа Грин, чтобы выразить недовольство планами британских властей, которые предусматривают расширение полномочий полицейских. Среди прочего стражи порядка получат больше возможностей для ограничения мирных демонстраций. Новый закон включает также и усиление ответственности до 10 лет лишения свободы за повреждение памятников. Оппозиция называет новый закон «движением в сторону авторитаризма».

Многие митингующие держали в руках плакаты с надписями «Скажи нет полицейскому государству Великобритании», «Свобода протеста – основа демократии» и «Убить законопроект» («Kill the Bill» — главный лозунг протестной акции, по аналогии с культовым фильмом Квентина Тарантино «Kill Bill»).

С наступлением вечера ситуация в Бристоле резко обострилась. Энди Марш, из полиции региона Эйвон и Сомерсет рассказал Sky News, что некоторые протестующие «пришли просто подраться с полицией».

«Это была ужасная и позорная сцена, — говорит он. – Окружные полицейские оказались в ловушке в здании полицейского участка, а митингующие с крыш бросали в них фейерверки и снаряды. Я не верю, что это был протест. Это не были люди, разочарованные отсутствием возможности протестовать — это были люди, намеревающиеся устроить серьезные беспорядки и насилие».

По словам Марша, демонстранты поджигали автомобили, разбивали окна, оскорбляли правоохранителей, запускали в них камни и петарды, а также бросали бутылки в полицейских лошадей и собак.

«Эти люди пришли на драку с правоохранителями, — отметил он. – Мы сделали все, что могли, чтобы попытаться нормализовать ситуацию… разогнать эту толпу и побудить их уйти, но, к сожалению, в конечном счете все обернулось насилием». 

Полиция заявила, что по меньшей мере семь человек были задержаны. Всех причастных к правонарушениям жителей города обещают выявить и привлечь к ответственности.

В свою очередь «серьезные опасения» относительно нового законопроекта выразил мэр Бристоля Марвин Рис. При этом он раскритиковал действия протестующих, назвав их «контрпродуктивными». «Проявленное беззаконие», по его мнению, никак не помешает планам правительства по расширению полномочий полиции. Оно наоборот будет «использовано в качестве доказательства необходимости принятия нового законопроекта».

«Я в ярости. Именно уровень политической безграмотности этих погромщиков является здесь главной проблемой, — отметил политик. – Насилие и ущерб, которые возникли в результате сегодняшних митингов, неприемлемы и не имеют ничего общего с реальной работой по борьбе с политическим, экономическим и социальным неравенством».

Напомним, ранее британская полиция подверглась резкой критике из-за жесткого разгона несанкционированной траурной акции после убийства 33-летней жительницы Лондона. На днях в лондонском парке Клэпхем-Коммон женщины собрались почтить память Сары Эверард, в похищении и убийстве которой обвиняется сотрудник правоохранительных органов. Полицейские применили силу для разгона митингующих, сославшись на нарушение ими ограничений, принятых на фоне пандемии COVID-19. В запрещенной демонстрации приняли участие несколько сотен человек.

Разгон «траурного бдения» в память о Саре Эверард стал поводом для составления петиции, которую подписали более шестидесяти депутатов британского парламента. Авторы письма, подготовленного группами по защите гражданских прав Liberty и Big Brother Watch, призвали министра внутренних дел ослабить коронавирусные ограничения для протестов и разрешить проведение акций, даже если ограничения из-за пандемии запрещают другие типы собраний.