Израиль, наверное, может похвастаться одной из самых сложно устроенных демократий в мире. В этой стране на протяжении многих лет бурлит калейдоскоп партий и коалиций, которые сменяют друг друга, меняются сторонами и пытаются добиться власти.

На фоне всех этих политических водоворотов незыблемой кажется фигура Биньямина Нетаньяху. Впервые он возглавил израильское правительство еще в 1996 году, правда, тогда его власть продлилась недолго — уже в 1999 он проиграл досрочные выборы и лишился власти. Вновь до вершины Нетаньяху добрался в 2009 году и вот уже 11 лет остается несменяемым премьер-министром Израиля.

Впрочем, с 2019 года положение Нетаньяху хорошим не назовешь. Именно тогда в правом лагере наметился раскол, который терзает Израиль до сих пор и не дает сформировать правительство: русскоязычная партия «Наш дом Израиль» рассорилась с ультраортодоксами.

Яблоком раздора стал закон о призыве в армию, но он лишь вершина айсберга. Дело в глубинных противоречиях. Ультраортодоксальные партии «ШАС» и «Яхадут ха-Тора» опираются на глубокорелигиозный электорат. Они отстаивают целый ряд важнейших льгот, которые предоставляются членам их общин, что увеличивает нагрузку на светских граждан государства Израиль. А ядром электоральной базы партии «Наш дом Израиль» как раз являются светские евреи, которых откровенно пугает увеличение численности ортодоксов.

Не радует партию русскоязычных евреев и перспектива коалиции с идейными противникам Нетаньяху. Дело в том, что там представлены арабские блоки, которые, по мнению партии Либермана, проводят антиизраильскую политику. До недавнего времени партия «Наш дом Израиль» оставалась причиной бесконечного вакуума власти. В последние годы они получали не больше 8 мест в Кнессете, но именно этих мест не хватало и правым, и левым для того, чтобы преодолеть вожделенную отметку в 61 голос.

Чем дольше шло время, тем четче становилось ясно, что пока Авигдор Либерман не определится с союзниками, из кризиса выхода не будет. И вот несколько месяцев назад, «Наш дом Израиль» объявил, что они готовы поддержать оппозицию и отдать свои голоса Яиру Лапиду, основному противнику Нетаньяху.

Казалось бы, теперь все понятно. Правящая партия «Ликуд» едва ли приобретет новые места в Кнессете (ожидается снижение на 6-7 мест), «ШАС» и «Яхадут ха-Тора» также вряд ли резко увеличат фракции. Если бы все было по-старому, победитель был бы очевиден.

Вот только специфика Израиля как раз в том, что каждые новые выборы не похожи на предыдущие. Традиционные противники Нетаньяху также теряют места: некогда мощная «Кахоль-лаван» рискует уменьшить свое представительство в 3 раза, а арабский «Объединенный список» по прогнозам потеряет 3 кресла. На эти места придут представители новых либо второстепенных партий, часть из которых выступает за Нетаньяху, а часть — против него.

Но самое ироничное в приближающихся выборах то, что Авигдор Либерман со стороной определился, но ситуация не изменилась. Роль партии «Наш дом Израиль» перешла к консерваторам из «Ямины», которые по тем же причинам не присоединились ни к одной из коалиций. По прогнозам они получат около 10 мест, в то время как обоим коалициям не хватит кресел для формирования большинства.

Таким образом, можно сказать, что эти выборы — референдум, но не «за», а «против». И пока обе стороны его проваливают. После выборов может сложиться двойное отрицание. Большинство израильтян выскажется против коалиции с Нетаньяху и ультрарелигиозных иудеев. При этом большинство израильтян также отвергнет союз левых и арабов. А поскольку на данный момент третьего варианта не видно, можно ожидать захода на пятые досрочные выборы — и не факт, что даже они станут последними.