Законопроект 21 мая внесла в Госдуму группа депутатов-единороссов и сенатор Алексей Пушков, и вот он уже готов к первому чтению (предварительно оно запланировано на 1 июня). Открывая заседание профильного Комитета по информационной политике, информационным технологиям и связи, его глава и один из авторов инициативы Александр Хинштейн («ЕР») сообщил: приглашение принять участие в дискуссии было послано всем 20 иностранным компаниям, которых новые требования коснутся (среди них  и YouTube,  Telegram, WhatsApp и поисковик Google), но отозвались лишь четыре: американские торговые платформы Amazon и  IHerb, китайская торговая платформа AliEхpress и Википедия. 

Г-н Хинштейн заверил, что «суть и смысл» законопроекта — определить правила работы крупных иностранных ресурсов на территории РФ. Сейчас, по его словам, «ситуация очень непростая», потому что они активно работают в России, ориентируют рекламу на россиян, но «отказываются от конструктивного диалога с государством, пользователями, СМИ и общественными организациями». Вот была недавно ситуация с Twitter, напомнил депутат: трафик Роскомнадзор в данном случае замедлял «не от хорошей жизни», а потому что было 24 тысячи требований об удалении противоправной информации, причем «в ответ не получали даже формальной отписки». Получается, что российские интернет-компании, которые вынуждены выполнять российские законы, оказываются в невыгодном положении по сравнению с иностранными, которые законы не выполняют, констатировал г-н Хинштейн.

Чтобы попасть под «приземление», достаточно соответствовать хотя бы одному из четырех признаков. Первый — наличие ежедневной суточной российской аудитории не менее 500 тысяч человек (законопроект о том, как и кто будет пользователей считать, тоже примут в первом чтении 1 июня). Второй — распространение информации и рекламы на русском языке, рассчитанной на российского потребителя. Третий — обработка персональных данных о российских пользователях. И, наконец, получение денежных средств от российских граждан или организаций.

Торговые плошадки попадают под действие закона тоже, и все равно, чем они торгуют: «если появится компания с 1 млн. пользователей, которая будет продавать дырявые носки, ей тоже придется приземляться»,- пояснил депутат.

Он сообщил, что после долгого обсуждения решено сделать требования к попавшим под приземление «максимально легкими и простыми в исполнении». Всего-то делов: разместить у себя на сайте электронную форму для взаимодействия с гражданами и организациями в России, зарегистрироваться в Роскомнадзоре, создав там личный кабинет и учредить российское юрлицо (представительство или филиал), которое было бы полномочно взаимодействовать с российскими органами власти и представлять компанию в судах, если придется.

Не желающим всё вышеперечисленное делать обещаны разные «меры понуждения». Арсенал этих мер достаточно широк. Россиянин, зайдя на сайт ресурса, увидит надпись о том, что тут не выполняют требования российского законодательства (в поисковике эта информация будет сопровождать ссылку на сайт компании). Рекламировать этот ресурс в России запретят, рекламировать продукцию российских производителей на нем — тоже. Переводы денежных средств ограничат. Запретят поисковую выдачу, а также сбор и трансграничную передачу персональных данных россиян. Самые жесткие меры — замедление трафика или блокировка…

Когда слово дали немногочисленным представителям тех компаний, кого все это касается, по счастливому стечению обстоятельств выяснилось, что AliЕxpress и IHerb все устраивает — потому что они уже пару лет назад в России «приземлились». Представитель Amazon о законопроекте высказываться не стал — его лишь интересовало, какая санкция из перечисленных будет применяться в зависимости от тех или иных обстоятельств, и почему все они будут налагаться не судом, а Роскомнадзором. Г-н Хинштейн ответил, что речь идет не о санкциях, а о мерах принуждения экономического характера, и «это не наказания», потому и предложена внесудебная процедура, которая, по его мнению, даже лучше — потому что как только требования будут выполнены, «меры принуждения» немедленно отменят, и никакой судебной волокиты…

«От экспертов» выступал глава Российской Ассоциации электронных коммуникаций Сергей Плуготаренко. В РАЭК есть представители практически всех 20 структур, 16 из которых не явились, заметил он, «что показывает их осторожное отношение к высказыванию на публичных площадках». Но в общем и целом РАЭК — за тренд на «приземление», потому что «во всех странах происходит нечто подобное, особенно там, где есть свои национальные чемпионы (свои поисковики, соцсети) в IT-отрасли».

Но определенные риски, по словам г-на Плуготаренко, есть. Во-первых, сейчас открытие оффлайн представительства — «не тривиальная процедура», требуется пакет документов и личное присутствие, что не всегда возможно и удобно с точки зрения антиковидных ограничений. Нужно предусмотреть прямую дистанционную регистрацию юрлиц, считает он. Во-вторых, законопроект ставит под угрозу бизнес российских экспортных компаний, которые хотят рекламировать свои услуги за рубежом на русском языке. Им придется сотрудничать с иностранными контрагентами, каждый из которых потенциально под ударом, и тогда россиянам проще будет вывести бизнес в другую юрисдикцию. И, наконец, нужно «снять любые подозрения в политической ангажированности законопроекта»…

Замглавы правительства Татарстана Роман Шайхутдинов тут же предложил упрощенно и комфортно регистрироваться в Иннополисе, особой экономической зоне на территории республики.

Роскомнадзор, Минцифры, Центробанк и ФАС законопроект дружно поддержали. Замглавы Роскомнадзора Милош Вагнер миролюбиво выразил надежду на «положительную обратную связь со всеми компаниями». Замглавы МинЦифры Бэла Черкесова заявила, что «взаимодействие с иностранными компаниями должно осуществляться не через Калифорнию или Ирландию, тем более что деньги они зарабатывают здесь», а выдавливать с российского рынка их никто не собирается.

В ФАС считают, что ограничение рекламы вполне реализуемо. А представитель ЦБ вообще назвал законопроект «достаточно либеральным» — дай им волю, был бы применен гораздо более жесткий порог, чем 500 тысяч пользователей. Ограничение платежей — вполне реализуемо, заверил он, хотя «детали, конечно, надо проработать».

Потом слово взял сенатор Алексей Пушков, и подозрения «в политической ангажированности» совсем не снял. Он сказал, что крупнейшие компании вроде Google не хотят здесь регистрироваться потому, что «это бизнес, претендующий на монопольное положение», легко от своей «политической и идеологической экосистемы» они не откажутся и намерены бороться. «Наш козырь в том, что они уходить с российского рынка не хотят», — уверен сенатор, хотя рынок этот и исчисляется одним-двумя процентами…

И тут, когда можно было бы заканчивать, вдруг взял слово исполнительный директор «Викимедиа РУ» Станислав Козловский. «Вижу, все законопроект поддерживают», —  сказал он, но не все в том списке 20-ти — корпорации, которые миллиардами ворочают. Викимедиа, например — некоммерческая организация, денег нет, и держать юридическую службу, чтобы в каждом суде участвовать, не может. Если выполнять требования закона и юрлицо в России регистрировать — «автоматически станем иностранным агентом», заверил г-н Козловский, и получается, «корпорациям зеленый свет, а Википедия будет заблокирована».

«Меньше всего нам хотелось бы заблокировать Википедию, но ее аудитория — 25,5 млн. человек в сутки, больше только у Google и ряда других», — ответил Хинштейн. В том, чтобы пойти и зарегистрироваться — проблем, по его мнению, быть не должно. «Но надо создать тогда организацию, которая сразу станет иноагентом и работать не сможет!» — настаивал г-н Козловский.

«У вас неверное представление об иноагентах, там только если политической деятельностью заниматься»,- ответил г-н Хинштейн. «Тот факт, что я с вами сейчас здесь разговариваю — уже политическая деятельность», — не сдавался Козловский. «Нет!» — не сдавался г-н Хинштейн…

Правда, увы, была на стороне г-на Козловского: в российском законодательстве об организациях, СМИ и людях-иноагентах политической деятельностью среди прочего названы и любые попытки «оказать влияние» на решения и действия любых органов госвласти и местного самоуправления», а также «публичные обращения» к государственных органам, направленные на принятие, изменение, отмену законов, постановлений или указов. Именно этим — попыткой воздействия на власти — г-н Козловский и занимался.

Неожиданно представителя Википедии поддержал г-н Шайхутдинов: да, ресурс действительно необычный, исключительный, построен на безвозмездной пассионарности людей, сказал он, и надо какую-то «согласительную конструкцию обсудить». «Никто не хочет проблем Википедии, мы пытаемся создать единые правила и подходы, а Википедия тоже стала полем для определенных баталий, её возможности используются в определенных целях», — не удержался от политики г-н Хинштейн.

Особенности Википедии и правда надо учесть при доработке текста законопроекта ко второму чтению, согласился вдруг и представитель ФАС.

В заключение г-н Хинштейн повторил: блокировки IT-ресурсов на территории России «никто из тех, кто в здравом рассудке и не имеет психического расстройства», не хочет. Но желания принимающих законы, к сожалению, не всегда реализуются.