Мы привыкли к тому, что искусство имитирует жизнь. Но иногда и жизнь имитирует искусство. Заочная дуэль между Байденом и Путиным стала ярким примером ситуации подобного рода. Помните сцену из книг о Гарри Поттере, в которой учеников академии волшебства обучают борьбе с боггартом? Для тех, кто в отличие от меня не является поклонником саги о юном чародее, напоминаю суть вопроса.

Боггарт — это привидение, которое умеет превращаться в существо или предмет, вызывающий у данного конкретного человека наибольший страх и ужас. Укоротить боггарта можно только одним способом — с помощью смеха. Улавливаете уже сходство с политической мизансценой, которая только что разыгралась на наших глазах? Один из самых главных подспудных страхов россиян состоит в том, что коварная заграница вновь найдет способ поставить нашу страну в унизительное положение. Именно этого эффекта и добивался персональный путинский «боггарт» в обличье Байдена. 

Но, видимо, ВВП читал книги про Гарри Поттера и знал, что если выкрикнуть заклинание «ридикулус» ( от английского слова ridiculous — смешной) и представить объект своих страхов в максимально смешном виде (например, с чепчиком на голове), то боггарт сразу растворится в тумане. Политические инстинкты Путина оказались абсолютно верными. Но то же самое совсем не обязательно относится к политическим инстинктам многих других российских слуг народа и всей нашей государственной машины в целом. 

До того момента, когда хозяин Кремля в ответ на оскорбление пожелал Байдену «здоровья», инстинкты нашей политической элиты подталкивали страну к совсем другой реакции. Реакции в виде требований к американской стороне дать «разъяснения и извинения» и попыток найти, к сожалению, не существующее в природе волшебное средство, которое заставило бы президента США проглотить свои слова. 

О чем это свидетельствует? На мой взгляд, лучше всего в колонке для журнала «Профиль» это смог сформулировать известный российский внешнеполитический эксперт Тимофей Бордачев: «Слова Джозефа Байдена, назвавшего Владимира Путина «убийцей», — продукт американского понимания природы российской политической системы и ее уязвимых мест. Переполох, вызванный этим заявлением, только подтверждает аналитические выводы американцев и способствует дальнейшему развитию мыслей в этом направлении. Хорошо ли это для России? Вряд ли, если учесть, что следствием станет усиление попыток усугубить раскол в российском обществе».

Короче, сами американцы отнюдь не считают, что в ответ на свое оскорбление Байден получил от Путина политический фингал под глазом. США осуществили «разведку боем» и стали обладателями нового политического опыта, который, с их точки зрения, не является однозначно отрицательным. Очень хотелось бы, чтобы российская политическая элита тоже расценивала бы этот эпизод как способ получить очень ценный и полезный опыт. До того момента, когда Путин вежливо, но твердо загнал Байдена в кусты, американская провокация почти удалась. Это точно не есть хорошо.